Бочвар Андрей Анатольевич

Бочвар Андрей Анатольевич

А. А. Бочвар родился 8 августа 1902 года. В 1923 г. он окончил Высшее техническое училище им. Н. Э. Баумана и затем работал там же преподавателем. С 1930 г. его преподавательская деятельность многие годы была связана с Московским институтом цветных металлов и золота им. М. И. Калинина (впоследствии МИСиС), где он возглавлял кафедру металловедения, основанную его отцом, также известным учёным-металловедом Анатолием Михайловичем Бочваром.

В 30-40-е годы Андрей Анатольевич был уже видным учёным, автором ряда широко известных в нашей стране и за рубежом исследований. Им были разработаны теория кристаллизации сплавов эвтектического типа, теория литейных сплавов, основы структурной теории жаропрочности и термической обработки сплавов, изучены механизмы пластической деформации и рекристаллизации металлов и сплавов. Позже, впервые в СССР, им было подробно исследовано явление сверхпластичности металлов и разработана теория этих процессов, установлены закономерности деформации металлов с разным типом кристаллической решётки при циклическом изменении температуры и др. Учебники А. А. Бочвара по металловедению и термической обработке и сейчас являются настольными книгами металловедов и технологов. Андрей Анатольевич был одним из основателей отечественной школы металловедения. Наряду с преподавательской деятельностью он уделял большое внимание нуждам промышленности, и, в частности, впервые в мире разработал и внедрил метод кристаллизации фасонных отливок под давлением. В течение ряда лет он был научным консультантом Всесоюзного института авиационных материалов (ВИАМ).

 В 1939 г. А. А. Бочвар был избран членом-корреспондентом, а в 1946 г. -действительным членом АН СССР.

Педагогическая деятельность

К работе в институте Андрей Анатольевич приступил в 1946 г. сначала в должности научного консультанта, а затем (с ноября 1947 г.) - начальника отдела, созданного по решению Совнаркома для изучения плутония и урана. В декабре 1952 г. он был назначен директором института, но ещё несколько лет продолжал работу на кафедре. Однако впоследствии он всё же вынужден был прекратить преподавательскую деятельность, и сосредоточил всё своё внимание на развитии института и решении поставленных задач.

Как директор Андрей Анатольевич нёс огромную ответственность за формирование и практическую деятельность всех многочисленных подразделений института с широким спектром сложнейших задач в различных областях знаний, таких, как металлургия, металлофизика, металловедение, коррозия и защита металлов, технология производства топлива, конструкционных материалов и твэлов для ядерных реакторов различных типов и назначения, создание материалов и технологий производства изделий оборонной техники, радиационная химия, переработка облучённого топлива и отходов и др. Каждая из этих задач представляла собой сложную научную и организационную проблему, и применительно к таким материалам, как уран и плутоний, решалась впервые в мире. Создание специальных конструкционных материалов с учётом условий их работы в ядерных реакторах также требовало принципиально новых научных подходов. При этом для всех исследований и разработок устанавливались кратчайшие сроки, а их результаты сразу передавались конструкторским организациям и в промышленность.

Всё это вызывало необходимость создания уникальной экспериментальной базы и специального оборудования для работы с радиоактивными материалами и организации в институте специализированных научных коллективов, которые возглавили известные ученые и высококвалифицированные специалисты. К работе в институте были привлечены академик И. И. Черняев, чл.-корр. С. Т. Конобеевский, док. техн. наук А. Н. Вольский, док. техн. наук А. С. Займовский, чл.-корр. П. П. Будников, чл.-корр. Н. А. Изгарышев, многие другие учёные и демобилизованные из армии специалисты. Под их руководством складывались лаборатории и отделы, для работы, в которых переводились специалисты из различных отраслей промышленности и поправлялись молодые специалисты, окончившие университеты и ВУЗы страны.

Научно-исследовательская деятельность

Наибольший личный вклад как учёный-металловед Андрей Анатольевич внёс в создание сплавов на основе урана и плутония, конструкционных материалов и промышленных технологий изготовления из них ответственных изделий атомной техники.

В 1946 г. в институте были начаты исследования и в 1947 г. впервые в нашей стране получены микрограммовые количества нового, до сих пор неизвестного металла - плутония, а затем и первые данные о его структуре и свойствах. Советские учёные (С. Т. Конобеевский, Н. Т. Чеботарев, В. И. Кутайцев и др.) во главе с А. А. Бочваром первыми опубликовали диаграммы состояния плутония с различными элементами.

В 1949 г. по поручению правительства Андрей Анатольевич возглавил бригаду сотрудников института и под его руководством на комбинате Маяк в сложных и малоприспособленных условиях был создан ядерный заряд первой отечественной атомной бомбы, успешное испытание которой положило конец монополии США в этой области. В последующие годы также при непосредственном участии Андрея Анатольевича был создан заряд первой водородной бомбы. Незадолго до Первой Международной конференции по мирному использованию атомной энергии (Женева, 1955 г.) С. Т. Конобеевский прочёл в Московском университете доклад об исследовании диаграмм состояния с плутонием, закрепив тем самым приоритет отечественной науки в этой области. Впоследствии на микроколичествах материала было исследовано взаимодействие плутония практически со всеми элементами Периодической системы элементов Д. И. Менделеева. В процессе этих исследований были разработаны промышленные сплавы на основе плутония. Талант предвидения, анализ и обобщение конкретных данных позволили Андрею Анатольевичу по результатам, полученным коллективом сотрудников при исследовании микрограммовых образцов, определить все основные свойства плутония и его сплавов, необходимые конструкторам при физических расчетах изделий. Молодые специалисты тогда вряд ли представляли в полной мере огромную ответственность, которая лежала на Андрее Анатольевиче, но его высокая требовательность к достоверности результатов исследований и обоснованности выводов воспитывали в них чувство причастности к делам государственной важности, строгость к себе и высокую ответственность. В начале 50-х годов И. В. Курчатов поручил Андрею Анатольевичу решение одной из сложнейших проблем атомной техники - проблему живучести твэлов промышленных уран-графитовых реакторов - наработчиков кондиционного плутония для производства ядерных зарядов.

Под руководством Андрея Анатольевича и кандидата (впоследствии доктора) технических наук Г. Я. Сергеева была организована специальная лаборатория, выполнены обширные исследования, результаты которых позволили установить причины низкой живучести твэлов в реакторах и создать научную концепцию решения проблемы. Данные, полученные при изучении структуры и свойств урана в зависимости от химического состава, температуры и условий деформации до, во время и после облучения, послужили основой при разработке специального низколегированного уранового сплава для сердечников твэлов и новых технологических процессов их изготовления. Одновременно под его руководством был создан ряд новых коррозионно-стойких алюминиевых сплавов для оболочек, разработаны современные методы герметизации твэлов и аппаратура контроля их качества.

По инициативе Андрея Анатольевича были выполнены сложные реакторные испытания, позволившие определить допустимые параметры эксплуатации твэлов в проточных и двухцелевых (энергетических) реакторах. Все эти исследования и технологические разработки выполнялись не только во многих лабораториях института, но и в тесном контакте с сотрудниками других институтов и предприятий.

Андрей Анатольевич непосредственно руководил выполнением исследовательских, технологических и внедренческих разработок коллективами института, предприятий, производящих твэлы, персоналом реакторов, что способствовало успешному решению проблемы живучести и обеспечило многолетнюю (более 30 лет) устойчивую работу промышленных уран-графитовых реакторов на высоких эксплуатационных параметрах.

Под руководством Андрея Анатольевича началась разработка конструкций, материалов и технологий производства твэлов для реакторов АЭС и транспортных установок. Ему принадлежит идея использования в качестве топлива для быстрых реакторов диоксида урана. Правильность такого выбора была подтверждена практикой, и впоследствии все зарубежные реакторы также были переведены на оксидное топливо.

Под его руководством были разработаны специальные стали и алюминиевые сплавы и технология производства изделий из этих основных конструкционных материалов атомной промышленности, а также наряду с исследованиями, проводимыми в ВИАМе под руководством Р. С. Амбарцумяна, начато изучение циркония и его сплавов. В дальнейшем эти направления возглавили такие видные ученые, как чл.-корр. АН СССР А. С. Займовский и А. Г. Самойлов, док. техн. наук Н. П. Агапова, академик Ф. Г. Решетников, док. техн. наук И. С. Головнин.

Обширные знания в области металловедения делящихся и конструкционных материалов и воздействия на них облучения обеспечили возможность коллективам лабораторий в кратчайшие сроки и на высоком научном уровне решать постоянно возникающие новые задачи. Так, в 50-х годах на базе результатов исследования сплавов системы уран-молибден Андрей Анатольевич предложил использовать сплав с 9 мас. % молибдена (ОМ-9) в качестве топлива первой в мире атомной электростанции, где он и применялся в виде крупки в течение многих лет. К числу таких работ относится создание сложных многокомпонентных сплавов на основе урана и плутония с заданной сложной совокупностью свойств и промышленной технологии изготовления из них ответственных изделий оборонной техники.

Андрей Анатольевич Бочвар как личность

Андрей Анатольевич отличался колоссальной эрудицией, чему способствовало знание иностранных языков, четкостью в постановке исследований, огромным трудолюбием, сильной волей и ответственностью при принятии решений. Его научное руководство и постоянный личный анализ новых экспериментальных результатов во многом определяли формирование важнейших научных направлений и способствовали накоплению научных данных, получивших признание и высокую оценку зарубежных специалистов. Он хорошо знал производство, так как постоянно бывал на предприятиях и скрупулезно вникал в детали технологических процессов.

В отношениях с сотрудниками Андрей Анатольевич всегда сохранял определённую дистанцию, но был внимателен к трудностям в работе и личным нуждам и всегда помогал и словом, и делом. Все испытывали к нему огромное уважение, к каждой встрече тщательно готовились, а его научный авторитет был непререкаем не только в институте, но и у руководителей отрасли. Очень тепло и с большим уважением относились к Андрею Анатольевичу Б. П. Ванников, А. П. Завенягин, И. В. Курчатов, Ю. Б. Харитон, А. П. Александров, Е. П. Славский.

Особое внимание Андрей Анатольевич уделял подготовке научных кадров как в институте, так и на предприятиях. Видные ученые систематически читали лекции по различным отраслям знаний. Андрей Анатольевич также не раз выступал с лекциями и научными докладами. Его опыт преподавателя, манера чётко, чрезвычайно сжато и просто излагать материал делали его выступления очень интересными и запоминающимися. Прекрасной школой были оперативки, которые Андрей Анатольевич многие годы регулярно проводил по пятницам с участием ведущих ученых и молодых специалистов. На этих совещаниях детально обсуждались результаты исследований, теоретические выводы, практические предложения и определялись направления дальнейших работ. Большое значение имели также отраслевые конференции и совещания, подготовка к которым всегда была в поле зрения Андрея Анатольевича.

Андрей Анатольевич создал в институте атмосферу требовательности, которая сочеталась с большим доверием к сотрудникам, что способствовало развитию творческой инициативы и активности.

За годы, когда институт возглавлял Андрей Анатольевич, многие сотрудники защитили кандидатские и докторские диссертации, стали преподавателями ВУЗов, авторами многих научных статей и книг. Однако защита диссертаций никогда не была самоцелью, а являлась естественным итогом напряжённой научной работы. Андрей Анатольевич всегда придавал большое значение самой работе над диссертацией связанной с глубокой проработкой материала, анализом результатов собственных и зарубежных исследований, определением направлении дальнейших исследовании, и категорически возражал против защит по докладам и аннотациям.

Большое внимание Андрей Анатольевич уделял формированию научных коллективов на предприятиях и подготовке для них специалистов. Многие, ставшие впоследствии ведущими специалистами и руководителями предприятий отрасли, первый опыт работы с радиоактивными материалами получили во время стажировки в нашем институте.

Встреча с А. А. Бочваром, замечательным человеком и ученым, во многом определила счастливую творческую судьбу многих молодых сотрудников.

А. А. Бочвар создал один из крупнейших научно-исследовательских институтов страны и школу высококвалифицированных специалистов в области материаловедения делящихся и конструкционных материалов и технологии промышленного производства ответственных изделий атомной техники. Одновременно были успешно решены сложные научные и практические задачи переработки облученных материалов.

А. А. Бочвар возглавлял институт в течение 32 лет вплоть до своей кончины 18 сентября 1984 года. Это были самые плодотворные и самые напряженные годы, когда институт стал ведущим научным центром отрасли. Его сотрудники внесли значительный вклад в мировую науку, создание ядерной энергетики и укрепление обороноспособности страны.

Деятельность института и личный вклад А. А. Бочвара в становление и развитие отечественной атомной промышленности и науки высоко оценило Правительство. Институт был награждён высшей наградой - орденом Ленина. Многие сотрудники награждены орденами и медалями, являются лауреатами Ленинских и Государственных премий.

Андрею Анатольевичу дважды было присвоено звание Героя Социалистического Труда, он награжден четырьмя орденами Ленина, другими орденами и медалями, был лауреатом Ленинской премии и четырёх Государственных премий. Выдающийся ученый с мировым именем был скромным, интеллигентным человеком, великим тружеником и истинным патриотом своей родины.

После смерти Андрея Анатольевича решением Правительства институту было присвоено его имя, и он стал называться Всесоюзный ордена Ленина научно-исследовательский институт неорганических материалов имени академика А. А. Бочвара. Вблизи института установлен бюст и одна из улиц Москвы названа его именем.